воскресенье, 24 ноября 2013 г.

Христианство и язычество

Современная наука смотрит на развитие мировых религий, как на результат развития человеческого интеллекта, как на результат прогресса: анимизм - политеизм - монотеизм. Из такого мнения прямо вытекает тот факт, что религия не должна стоять на месте, и любой догматизм ее положений есть явление негативное. Действительно, рассматривая религии различных континентов можно увидеть их трансформацию, усложнение, появление новых положений вероучения. Но можно ли назвать это ростом, все большим приближением к истине?

Священное Писание раскрывает перед нами реальную историю человечества. До падения праотцев и некоторое время после него на земле существовала единая религия. Уклоняясь ко злу и утрачивая чистоту сердца, человечество лишалось божественного просвещения и способности к богообщению. Люди стали проводить жизнь всецело посвященную миру, забыли о том, что земля - это место изгнания, стали, по словам святителя Игнатия (Брянчанинова), как бы праздновать свое падение, вполне удовлетворяясь им. Человек забыл, что он - сосуд Божества и стал сосудом различных пороков. Язычество стало образом мыслей человека и выразилось в различных религиозных извращениях: поклонение неодушевленным предметам, животным и явлениям природы, человеческие жертвоприношения.

Таким образом, изменение и появление новых религий является не положительным процессом, а деградацией, все большим уходом от истины. Это хорошо иллюстрируют религии Индии: древнейшие веды еще упоминают о Боге-Творце, хотя говорят и о других богах, а более поздние системы отрицают существование Бога, как Личности, подменяя Его вселенским законом, абсолютом. Современное же человечество пошло еще дальше и вместе с грандиозными техническими достижениями дошло до полного отрицания Творца, породив атеистическую идеологию.

Наличие одинаковых элементов во многих религиях подтверждает существование единой древней религии, следы которой прослеживаются в них. Многие религии говорят о существовании ада и рая, о посмертном воздаянии, о существовании духов. Зороастризм, возникший еще до н.э. содержит учение о воскресении мертвых и всеобщем суде. Но все это - лишь малые осколки истины, все же остальное - плод духовного заблуждения. Так называемые боги многих языческих религий совершали гнуснейшие человеческие поступки: убивали друг друга и поедали, совершали кровосмешение и содомские грехи.

Язычество - это все «ветхое» в человеке. Священник Павел Флоренский назвал язычество прелестью – «так на монашеском языке называется самообольщение, соединенное с бесовским обольщением» (Свт. Игнатий Брянчанинов). Внутреннее состояние человека было готово для принятия семян прелести и дало основание падшему духу с удобством приступить к нему. Святитель Игнатий Брянчанинов в своей предсмертной работе «Слове о человеке» так рассуждает об этом: «Сатана не удовлетворился тем, что он покорил человека с землею под власть свою... Мысль обуявшая ангела на небе, не оставляла его и в поднебесной, куда, как в преддверие ада, он низвергнут с неба: мысль соделаться равным Богу. Он привел ее в исполнение введением на земле идолопоклонства». Далее святитель пишет: «Человеки, потонув в земных попечениях и наслаждениях, соделавшись исключительно плотию, потеряли самое понятие о истинном Боге... Водимые бессознательным религиозным чувством они воздали божеское поклонение изобретателю и родителю греха - падшему ангелу и сонмищу его демонов. Человек обоготворил убивший его грех во всех его видах, он обоготворил представителей греха - демонов. Он признал божественными наслаждениями удовлетворение всем страстям. И блудодению, и пьянству, и воровству, и убийству воздана почесть».

С пришествием в мир Христа люди освободились от рабства «воинству небесному» (4 Цар. 17,16): бывшие идолопоклонники получили власть стать чадами Божиими (Ин. 1.). Но Господь, освободив человека, оставил на его произвол выбор жизни и смерти, и не всегда этот выбор делается правильно. Падший, «ветхий» человек способен реализовывать себя не только в видимом служении кумирам: он может оставаться язычником в духе, внешне являясь христианином. Священное Писание и святые отцы называют служение страстям также идолопоклонством. «Некогда были воздвигнуты диаволу и демонам капища и жертвенники, приносилось каждому кумиру ложному мерзостное идолослужение; уразумей, что и ныне могут быть в душе капище и жертвенник, может быть мысленный кумир...Работающий блуду и увлеченный сладострастием отвергся Иисуса, покланяется идолу, имеет в себе истукан Венеры - мерзостную плотскую страсть. Опять: если кто побеждается гневом и яростию и не отсекает этих неистовых страстей, тот отрекся Иисуса, имеет своим Богом Марса, подчинил себя гневу, что служит знамением беснования. Другой сребролюбив: затворяя сердце свое для брата своего и не милуя ближнего своего, он отрекся Иисуса, — служит идолам, имеет в себе кумира — Аполлона, и поклоняется твари, оставив Творца» (Авва Афанасий, Отечник).

Святой Иоанн Кронштадтский после обучения в академии мечтал стать миссионером, чтобы проповедовать христианство дальним народам. Но увидев столичные нравы, он понял, что многие его современники мало отличаются от язычников и не менее их нуждаются в слышании слова Божия. Так он с душевной болью описывает в своем дневнике состояния тогдашнего общества: «Что вы гордитесь титлом христиан, да еще православных? Да вы хуже неверных, хуже евреев, магометан и язычников, которые больше имеют уважения к своей вере, к постановлениям и обрядам своих вер - хотя они и неистинные - чем вы к своей вере, к ее постановлениям и обрядам, хотя она истинная и непорочная! - Им, поверьте, отраднее будет на Суде, чем вам (Мф.11, 22, 24) (Дневник 4т., 417)».

Борьба язычества и христианства происходит в сердце каждого человека и в конце мировой истории приведет к избранию человечеством языческой идеологии. Святитель Игнатий (Брянчанинов) в середине XIX века, когда внешнему благополучию Церкви, казалось, ничто не угрожало, писал следующее: «Христианство - этот таинственный духовный дар человекам - уда-ляется неприметным образом для невнимающих своему спасению из общества человеческого, пренебрегшего этим даром».

Вопрос о язычестве и христианстве - это вопрос о двух состояниях человеческой природы: падшем и обновленном; вопрос о двух противоположных образах мысли: плотском и евангельском; вопрос о двух путях: широком и пространном или узком и прискорбном; вопрос о двух системах ценностей: одна ищет земного, а другая - небесного.

Комментариев нет:

Отправить комментарий