понедельник, 24 февраля 2014 г.

Саентология. Свежий взгляд на секту

Попалась интересная статья в новом блоге о саентологии, дающая общий обзор структуры и основных принципов работы организации.
***

Материал написан на основе личного опыта и свидетельств очевидцев.

Штатные сотрудники

Деятельность сотрудников в Церкви саентологии можно условно разделить на две категории: техническую и административную. Техническая – организация обучения и проведение одитинга публике и штатным сотрудникам. Административная – обеспечение функционирования организации и ее расширение.

Штатные сотрудники обычной (не Морской) организации подписывают контракт на два года или пять лет. Больший срок контракта применяется в случае необходимости длительного обучения человека какой-то специальности технического направления. Например, на одитора, супервайзера (работа со студентами), кейс-супервайзер (руководство деятельностью одиторов). Обучение проходит на «полном дне» в очень жестких условиях, практически без выходных и при крайне низкой зарплате. Длится несколько месяцев, после чего человек занимает пост и его условия труда и оплаты улучшаются.

На административные посты встают гораздо быстрее, в течение одного-двух месяцев, потому что обязанности проще. На низших управленческих должностях существует постоянная текучка кадров. Высшие должности в этой сфере десятилетиями заняты людьми, которые стояли у истоков саентологии в России или специально обучались в более продвинутой организации.

Набор в штат происходит на основе дезинформации. Как правило, человеку из публики предлагают стать одитором высокого класса (мечта любого саентолога) и после подписания контракта определить его на полный день обучения. Однако как только он становится стажером, его ориентируют на административную должность. Все возражения подавляются в секции этики.


Часто человек соглашается работать в штате в надежде получить бесплатный одитинг. Потом оказывается, что он все равно должен платить за него (порядка 50 процентов от стоимости для публики) и допустят его лишь в случае продолжительного подъема статистик на занимаемой должности. Многие сотрудники за годы работы в саентологической организации сумели пройти лишь пару простых курсов, потому что все время работали на износ.

Самая неблагоприятная (и самая распространенная) ситуация для поступающего в штат, когда человек не имеет других источников дохода, своего жилья и мало обучен саентологии. В этом случае он занимает низкую малооплачиваемую должность, очень быстро впадает в нищету и вынужден проживать в саентологических общежитиях с двухъярусными койками в антисанитарных условиях. В конце концов он влезает в долги и оказывается в безвыходном положении, потому что отдать деньги не с чего. Нередко это является причиной ухода из саентологии.

Самая благоприятная (и довольно редкая) ситуация для поступающего в штат, когда у человека есть стабильный источник дохода вне саентологии и когда он уже обучен технической саентологической специальности. В этом случае он сразу же занимает хорошую должность, и способен оплатить одитинг, если ему разрешат его получать.

Уход из штата раньше окончания контракта называется «бегством», и как правило заканчивается объявлением человека «подавляющей личностью» или «источником неприятностей». Если по окончании контракта штатный сотрудник хочет уйти, то его жестко «прессуют», заставляя подписать контракт на новый срок.

В случае, если человек все-таки уходит, с ним проводят специальные процессы, направленные на «улаживание» любого возможного недовольства и обид на организацию. Человеку внушают, что если он видел что-то плохое, пока он был в штате, то это либо случайное нарушение кем-то стандартной технологии, либо происки подавляющих личностей, либо его неверное понимание ситуации. Это «улаживание» может длиться неделями, но человек соглашается его проходить, чтобы уйти «по-хорошему» и иметь возможность в дальнейшем получать услуги как публика.

Рабочий день штатного саентолога длинный. Он разделен небольшими перерывами, и получается, что, с одной стороны, сотрудник реально работает 8 часов, а фактически не имеет свободного времени, так как и в перерыв находится в организации. Выходной всего один – суббота или воскресенье, но в случае «низких статистик» приходится в него работать. Каждое утро начинается с собрания штатных сотрудников, на котором сообщается об очередных победах саентологии и проводится общий настрой коллектива – своеобразная «промывка мозгов».

Зарплата штатного саентолога зависит от совокупного дохода организации, но даже в хорошее время она едва достигает прожиточного минимума. Штатным сотрудникам внушается мысль, что их работа – это «служение» и «спасение планеты», а потому она ценна сама по себе. Личные потребности человека приносятся в жертву целям организации. Штатные сотрудники страдают от поборов, когда даже их скромную зарплату выманивают на разные срочные проекты по распространению.

Высшие руководители организации получают зарплату на общих основаниях, и ее размер лишь в несколько раз превышает доход штатного сотрудника низкого уровня.

В штат обычно набирают публику, которая уже попала на линии организации и находится в психологической зависимости от саентологии. Переход из публики в штат преподносится как значительный подъем в жизни, однако как только человек начинает работать в обычной организации, его начинают убеждать, что «настоящим» саентологом можно стать лишь в Морской организации. Начинается активная вербовка туда специальными эмиссарами МО. Если человек решил пойти в МО, его без проблем отпустят из штата обычной организации. Но контракт на работу в МО, учитывая множество предстоящих «реинкарнаций», подписывается на «миллиард лет», и уйти оттуда по-хорошему уже не удастся. Бывает, что в МО попадают сразу из публики, но эти случаи сейчас редки.

Роль лидера организации чисто представительская, и он «выведен из-под огня», чтобы, согласно саентологичекому учению о пандетерменизме, быть «над игрой».

Обычно за несколько лет работы в саентологической организации человек либо окончательно утрачивает критическое мышление, либо разочаровывается в саентологии. За состоянием сознания каждого члена организации внимательно следят «офицеры» секции этики. Первичным критерием этого являются личные статистики сотрудника. Если они падают длительное время, в отношении человека проводят расследование с целью выяснить причины этого, и его умонастроение. В случае выявления ярко выраженного критического настроя начинается «улаживание» — психологическая обработка. Если это не помогает, сотрудника выгоняют из организации.

Большая часть сотрудников Церкви саентологии — молодые люди, преимущественно до 25 лет, без высшего образования. По всей видимости, эта категория лиц самая легковнушаемая. Гражданское образование в саентологической организации не имеет никакого значения и всячески обесценивается при случае. Все, о чем не упомянул Хаббард в своих писаниях как бы не существует. Саентология навязывает собственные ценности и впитавший их человек уже не способен жить в нормальном, несаентологическом, обществе.

Публика

Публика в саентологии – основной источник дохода. Публика оплачивает обучение и одитинг, приобретает печатную, аудио- и видеопродукцию и жертвует средства на различные проекты Церкви саентологии. Согласно оргполитике, основные показатели успешности организации – это количество публики на линиях, получающей обучение и одитинг, а также скорость получения ею этих услуг.

Цель штатных сотрудников – вынудить человека из публики отдавать организации весь свой доход, то есть постоянно оплачивать какие-то услуги, выбранные в зависимости от его платежеспособности. Распространена практика, когда попавшего в психологическую зависимость от саентологии человека убеждают занять значительные суммы на обучение и одитинг, мотивируя его тем, что когда он увеличит свои способности, то доход его повысится, и он отдаст долги. Обычно финансовых улучшений в жизни не наблюдается, но в организации существуют различные методы, как объяснить это ошибками самого человека. Причем за подобное «улаживание» он же сам и платит.

Обычно «сырую публику» вербовщики на улице привлекают либо бесплатными тестами интеллектульных способностей, либо обещанием познакомить с технологией быстрого решения любых проблем. Впервые попавшему в организацию человеку преподносят дианетику и саентологию как «точную науку», а все чем занимаются саентологи, называют «применением технологии». Создается впечатление, что он попал не в секту, а в некий научный центр.

Первые услуги, связанные с обучением, очень дешевы. Это изучение небольших курсов в Классе улучшения жизни. Стоимость курсов в Академии и саентологического одитинга скрывается, чтобы создать впечатление доступности дальнейшего обучения.

На первоначальном этапе с публикой работает специально обученные люди – регистраторы «сырой публики». Их задача – любой ценой записать человека на курс или продать ему саентологическую литературу. При этом проявляется значительная идеологическая гибкость. Так религиозным людям говорят, что можно быть саентологом и принадлежать к любой конфессии. Склонным к оккультным практикам обещают, что с помощью саентологии они научатся выходить в астрал или обретут способности к телекинезу или телепортации. Атеистам преподносят Хаббарда как физика-ядерщика, а саму саентологию как точную науку, умалчивая при этом, что саентология – это, по определению, религия, то есть основана на вере.

Никаких этических мер к сырой публике не применяется, ей демонстрируется лишь благодушное отношение штатных сотрудников к любым высказанным ими идеям о жизни – лишь бы удержать. Немотивированные денежные поборы с них не делаются. Все это создает у неофита очень приятные впечатления, и он не видит никакой опасности в занятиях саентологией.

Когда человек втягивается, им постепенно начинают заниматься регистраторы другого уровня, которые дают понять, что все начальные курсы – лишь жалкое подобие того, что он сможет узнать в Академии. Рассказывают о саентологическом одитинге, знакомят с понятием Моста к полной свободе. Все это делается не раньше, чем человек окажется способным это осознать и принять. К тому времени, когда он понимает, что саентология – очень дорогое занятие, он уже имеет сильную потребность в дальнейшем обучении, начинает верить в чудеса одитинга, и становится членом группы, в которой он, по его мнению, что-то значит.

Штатным сотрудникам категорически запрещено посвящать публику в проблемы организации, а также в свои личные затруднения. Штатных сотрудников специально тренируют на такое общение, когда все полезные для саентологии действия публики поощряются, а все отвлекающие его инициативы обесцениваются. Например, если кто-то хочет купить машину, то его убедят отдать эти деньги секте, доказав, что машина ему не нужна.

Также их обучают оказывать на публику давление в случае необходимости. Как правило, это применяется, когда человек колеблется перед внесением очередного взноса, хочет уйти с курса или отказывается вступить в штат. Считается, что если саентолог еще не достиг состояния «клир», он не умеет делать правильный выбор. В то же время если сам сотрудник не является «клиром», но в точности выполняет обязанности своего поста, то по отношению к публике он всегда прав. Последнее обстоятельство тоже часто является мотивом для вступления в штат – человеку хочется получить такую власть и право решать за других.

Курсы высших уровней изучаются в Академии, где человек становится «продвинутым» саентологом, и в отношении него можно без ограничений осуществлять любые манипулятивные действия, вынуждать делать крупные денежные взносы на обучение, различные проекты, привлекать к волонтерской деятельности, вербовке «сырой публики», распространению. Студентов академии постоянно убеждают вступить в штат.

Большинство «продвинутых» саентологов в крупных организациях – люди не местные. Чаще всего приезжают на обучение во время отпуска с целью закончить какой-то курс или получить одитинг. Как правило, в местах постоянного жительства они являются членами саентологических миссий, и получают там услуги начальных уровней. Через миссии они впервые знакомятся с саентологией.

Часть студентов Академии, не являясь штатными сотрудниками, тем не менее, годами практически без перерыва получают услуги организации на полном дне обучения. Обычно это люди из обеспеченных семей, лояльных к саентологии, или бизнесмены, оставившие дела на партнеров и полностью отдавшиеся сектантской деятельности. Последние в конце концов продают свою долю в бизнесе и делают крупные взносы. Нередко, получив высокую техническую квалификацию, «вечные студенты» становятся штатными сотрудниками или консультантами по саентологической административной технологии для бизнеса.

Когда люди из публики исчерпывают возможности российских организаций, то есть, достигают уровня «клира», их отправляются учиться или одитироваться за границу. Там они становятся «оперирующим тетанами» — посвящаются в секретные космогонические теории Хаббарда.

Занятие саентологией зачастую негативно сказывается на карьере и отношениях в семье, если ее члены настроены против сектантской деятельности. Это приводит к тому, что человек разрывает отношения с антагонистически настроенным партнером и ищет себе спутника жизни-саентолога. Изменения в сознании, которая вызывает саентология у человека, приводит к частичной неадекватности поведения (например, потеря социальных ориентиров, неверная оценка своих возможностей), что мешает осуществлять эффективную профессиональную деятельность и вызывает отторжение в трудовом коллективе несаентологов.

Если после этого человек все же не вступает в штат Церкви саентологии, то он устраивается в коммерческую структуру, где внедрена управленческая технология Хаббарда, поскольку в таких фирмах предпочтение отдается саентологам.

Внештатные сотрудники

Продвинутая публика в саентологических организациях привлекается различными подразделениями к профильным видам работ. Это распространение рекламных материалов, оповещение по телефону саентологов о предстоящих мероприятиях, привлечение новых членов, сбор средств для различных проектов, проведение кавалькад или уличных акций. Для выполнения этих работ представители публики при необходимости проходят специальное бесплатное обучение и получают статус ВНС (внештатный сотрудник).

Часто к внештатной деятельности по распространению привлекаются люди, выполняющие программы секции этики. Таким образом они демонстрируют свою лояльность к организации и заслуживают право вновь вернуться на линии, то есть обучаться и получать одитинг. Как правило, им поручают задачи, требующие невысокой квалификации и неопасные для организации в случае неверного исполнения.

Одним из видов стимулирования внештатной деятельности саентологов из публики является занесение сведений об этом в индивидуальный «этический файл». Активный ВНС впоследствии сможет рассчитывать, что при рассмотрении вопроса о допуске его к уровням ОТ добровольная помощь организации даст ему дополнительные преимущества. Саентолог с самого начала своей карьеры думает о накоплении «добрых дел» (полезных для саентологии поступков), что является одним из элементов психологической зависимости от саентологии.

При каждой крупной организации работают так называемые «полевые одиторы». Они проходят обучение в Академии и потом имеют право одитировать публику вне стен Церкви. Фактически, это индивидуальные предприниматели. При этом они жестко связаны с Церковью рядом кабальных условий.

Так они не имеют права продавать услуги дешевле чем организация, в зоне ответственности которой они находятся, обязаны отчислить 10 процентов от прибыли Церкви саентологии, состоять в МАС, а также получать и оплачивать консультации штатного кейс-супервайзера. Брать на одитинг они могут лишь людей, никогда раньше не получавших услуги в саентологической организации, либо тех, кто последний раз получал их не менее двух лет назад.

Если полевой одитор нарушает эти условия, он может быть лишен права предоставлять услуги. Вновь заслужить право предоставлять одитинг «в поле» можно только через секцию этики и коррекционное обучение.

Полевые одиторы полностью зависят от Церкви саентологии, и их можно рассматривать практически как штатных саентологов, всего лишь находящихся на удалении от организации. Иногда внештатные одиторы объединяются в одиторские группы, но особенности их работы все равно остаются теми же.

К своеобразной элите внештатных сотрудников относятся часть саентологов, достигших высоких уровней при прохождении одитинга – состояний «клир» и «оперирующий тетан». Согласно оргполитике Церкви, чем выше саентолог на Мосту, тем он должен активнее участвовать в распространении саентологии. «Клиры» и «ОТ» выполняют это требование либо внесением крупных пожертвований в МАС и спонсированием местных проектов, либо непосредственным участием в крупномасштабном вовлечении людей в секту.

В последнем случае они в качестве ВНСов совершают поездки по саентологическим миссиям СНГ, выступая там с лекциями об успехах, которые могут ожидать человека в результате получения одитинга. К подобной деятельности способны не все «клиры» и «ОТ», а лишь наделенные природной харизмой. Обычно она выдается лектором за результат одитинга, что является приманкой для неофитов. Оказавшись под психологическим воздействием заезжего ВНСа, часть публики миссии решается на визит в продвинутую организацию, и получает от него специальный документ – направление на услуги.

Держатели миссий

Миссии – это небольшие автономные саентологические организации, которые предоставляют своим членам пакеты вводных услуг. Миссии, находящиеся в зоне влияния крупных организаций, отчитываются перед ними. Создают миссии либо бывшие штанные сотрудники, либо люди из публики. При этом им оказывается первоначальная юридическая поддержка. Держатели миссии обязаны сами вести хозяйственную деятельность в соответствии со стандартами, отчислять часть прибыли головной организации и направлять туда публику, которая находится на их линиях.

Миссии – основные поставщики публики в продвинутые организации. Они на местах осуществляют вербовку новых членов, обучение на начальных курсах и введение их в психологическую зависимость от саентологии.

У каждой миссии есть возможность стать продвинутой организацией, однако для этого требуются немалые средства на аренду, обучение персонала и рекламу. Но, поскольку публику из миссий постоянно оттягивают продвинутые организации, денежные потоки проходят мимо них. Поэтому реально превратить миссию в крупную структуру можно только целенаправленными действиями со стороны руководства головных организаций, то есть, фактически, спонсировав этот процесс.

Часто миссии создаются саентологами, чтобы получить средства для собственного обучении и одитинга. Поскольку доход миссии находится под контролем Церкви саентологии, держатели миссии испытывают давление в случае, если они пытаются пустить эти деньги на несаентологические нужды.


Источник: http://www.seaorg.ru/?p=14

Комментариев нет:

Отправить комментарий