вторник, 7 октября 2014 г.

Почему государство не запретит секты?


А за что? Рассмотрим стандартный случай: человек тем или иным путем попал в секту, проводит все время на ее собраниях, курсах, стал «проповедовать» на улицах, жертвовать деньги (продал квартиру и отнес деньги в секту), не может ни о чем другом говорить, как только о новом увлечении, пытается затащить туда всех родственников, занимает средства для прохождения новых курсов… В общем становится полноценным сектантом а для родственников наступают тяжелые времена. Однако, с точки зрения закона это не является нарушением. Человек может исповедовать любую религию и тратить свое время и средства как угодно, если это не противоречит существующему законодательству. Продал квартиру и отнес деньги в секту? Закон это не запрещает, он же сделал это не под пистолетом. В современном законодательстве вообще отсутствует понятие «секта», что и понятно. Сектантство - явление очень широкое и склонность к нему человек постоянно носит в себе. Каких уродливых форм оно может достигать, легко убедиться не только на примере сект, но также и на примере украинских событий, когда толпы людей скандируют «кто не скачет, тот москаль». Сектантство – склонность человека верить лжи и горячо держаться за нее. Причем, под действием этой лжи у человека часто переворачивается система координат и понятия о добре и зле, он находит оправдания ужасным преступлениям и зверствам во имя «правого дела». Поэтому сектантство в большей или меньшей степени может возникать в тех или иных сферах человеческой жизни. Секта может вообще не иметь религиозного характера, но быть построена вокруг продажи товаров или тренингов личностного роста. Все это зарегулировать и описать юридически крайне сложно. Поэтому государство пытается ограничивать действия сект, когда они в своей деятельности выходят за рамки правового поля. Например, можно проверить литературу секты на предмет экстремизма и запретить ее, т.е. литературу, что успешно проводится, но секты при этом как были так и остаются, просто часть их книг попадает в список экстремистских материалов и официально не может распространяться и использоваться. Также сектам инкриминируют незаконную предпринимательскую и медицинскую деятельность. Одним словом, чтобы как-то прижать секту она должна дать для этого повод, нарушив какой либо закон. И опять: если это сделает рядовой сектант, например, совершит убийство, секта сразу от него откажется и понесет ответственность он один. Так было, когда кришнаит по приказу Кришны отрезал перочинным ножом голову православному священнику и положил ее на престол в алтаре. Поэтому секты могут жить в нашем государстве очень долго.

Некто Сергей Тороп (см. фото выше), объявивший себя Христом, собрал группу последователей более пяти тысяч человек и организовал поселение в сибирской тайге. Там он ввел многоженство, завел гаремчик, с помощью «апостолов» написал «Последний завет», начинающийся Евангелием от Вадима – экс-барабанщика группы «Ласковый Май» Вадима Редькина. Члены секты стали проникать в местные и районные органы власти, формируя сектантское государство внутри РФ (а вы говорите «куда власть смотрит»). Любой нормальный человек понимает, что это секта и что Торопа надо заключить под стражу или оказать психиатрическую помощь, если он в ней нуждается, но с точки зрения закона здесь все нормально. Пока там не случится какое либо массовое правонарушение, ничего с сектой поделать нельзя.

Можно было бы привлечь специалистов по культам и определить, какие методы вербовки и обучения являются сектантскими и нарушают права человека, а какие допустимы, затем сверять методы какой либо организации с шаблоном и заключать о ее сектантской природе. Но тут сразу можно ожидать массу сложностей и подводных камней, начиная с того, что бывшие члены сект не очень-то хотят давать показания в суде. Обманные методы вербовки и контроля сознания могут существовать лишь в устной форме и на практике, а на бумаге все будет замечательно, поэтому возникает вопрос: кто и как будет их доказывать? Внедренный агент? В саентологии, например, существуют проверки на безопасность с детектором лжи (Е-метр), где обучающемуся задают ряд контрольных вопросов, типа «вы пришли, чтобы что-то разузнать о деятельности церкви саентологии?» Т.е. придти к ним для проверки под видом студента не получится. Если представить другой вариант – создать комиссию из специалистов, то существует целый класс просектантских религиоведов, считающих, что секты не представляют из себя ничего опасного.

Закон, к сожалению не совершен: скачать пиратский софт нельзя (и я с этим не спорю), даже если ты его никогда не купишь и производитель ничего не потеряет, а убить человека за государственный счет можно. Вот такие парадоксы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий