четверг, 17 марта 2016 г.

Термин «секта» может стать в России официальным



В Государственной думе создают рабочую группу для разработки антисектантского законодательства. Речь в первую очередь идет о том, чтобы ввести в российские законы сам термин «секта».

Казалось бы, простая лингвистика. Но если этот шаг будет сделан, если термину «секта» будет дано грамотное юридическое определение, то в нашей стране произойдет «маленькая антисектантская революция».

Дело в том, что, учитывая логику юриспруденции, если для какого-то явления нет своего юридического термина, то для государственной системы такого явления как бы не существует. Тогда как в реальности сектантская активность на территории России не просто есть, она нарастает и влияет уже не только на общество, но и на государственную систему.

По разным оценкам, в России сегодня проживает от одного до пяти миллионов адептов самого разного рода деструктивных культов. Визиты иностранных миссионеров и руководителей сектантских организаций поставлены на поток. Запрет на въезд тех или иных одиозных проповедников — это исключения, которые всегда сопровождаются громким резонансом.

Под защитой Америки

Важно понимать, что тоталитарные секты в России, да и по всему миру — это не только и не столько религиозные группы, сколько субъекты международной политики. Они могут быть использованы как электоральный, агитационный, а то и парамилитарный ресурс. Последнее, в частности, произошло на Украине в 2013—14 годах, где представители Украинской Греко-Католической Церкви стали инициаторами «Автомайдана», неопротестанты активно агитировали за революцию на самом Майдане, а неоязычники сформировали свои «сотни» для активного и жесткого противостояния с представителями украинских правоохранительных органов.

Украина, впрочем, — это самый яркий и недавний пример. По сути же, речь идет о систематической политической работе в сфере «новых религиозных культов», вне зависимости от «цветных революций». Дело в том, что еще в 1998 году в США был принят Religious Liberty Protection Act, или «Акт о защите религиозной свободы».

Суть этого закона в том, что если любая группа в любой стране мира объявляет себя религиозной, США признают ее и на законодательном уровне обязуются отстаивать ее права. По словам президента Российской ассоциации центров изучения религий и сект Александра Дворкина, этот акт в первую очередь позволяет США бороться за интересы сект в каждой отдельной стране мира.

Понятно, что такая «защита прав» совсем небескорыстна. Поэтому случаи, когда, например, представителей «Церкви Иисуса Христа святых последних дней» (мормоны) ловят с фото и видеоаппаратурой на российских военных объектах, в данном контексте вполне логичны.

И это только политический аспект, тогда как тоталитарные культы занимаются еще и выкачиванием денег, и разрушением психики своих адептов. Про вред физическому здоровью, заключенный во многих правилах сектантских доктрин, тоже не следует забывать. Достаточно упомянуть здесь запрет на переливание крови у «Свидетелей Иеговы», к примеру, который приводил и приводит к летальным исходам. Правда, под давлением общественности сейчас этот запрет принял не столь жесткую форму, но в той или иной мере он все равно остается.

Замахнулись на политику

В некоторых регионах РФ уже давно на уровне законодательной и исполнительной власти произошло осознание опасности деструктивных культов. Речь идет о так называемых «законах о миссионерской деятельности». Эти нормы приняты в Архангельской, Белгородской, Воронежской, Костромской, Новгородской, Псковской, Смоленской и других областях. Суть законов в том, чтобы контролировать работу сектантов-вербовщиков, чтобы «миссионерство» было добровольным со стороны того, кого «миссионерят». При этом, например, в Архангельске закон, принятый в конце 2015 года, указывает, что ответственность в случае его нарушения несет не отдельный миссионер, но религиозная организация, которую этот миссионер представляет.

Аналогичный законопроект «о миссионерской деятельности» был внесен в Госдуму еще в марте 2015 года, но судьба его неизвестна. Зато известна судьба другого закона, который был принят летом прошлого года, — об упрощении порядка регистрации «новых религиозных организаций». В среде экспертов-сектоведов данная инициатива вызвала некоторое, мягко говоря, недоумение. Вроде бы в обществе и в государстве начали понимать, что тоталитарные культы — это не очень хорошее явление, как с точки зрения психического и физического здоровья граждан, так и с позиции национальной безопасности. Но тут же на уровне федерального парламента в ускоренном порядке дают культам «зеленый свет».

Кстати, этот «ускоренный порядок» принятия закона наводит на мысли о некоей внутренней борьбе в стенах Госдумы. Можно предположить, что даже в таком, казалось бы, сугубо религиоведческом вопросе происходит тихая, но жесткая политическая борьба.

Нужно понимать, что «новые религиозные культы» — крайне активны и стремятся в том числе, проникать в политику. Широко известна партия «Воля», которая выросла на основе «Академии Светланы Пеуновой», оккультной структуры. Лидер культа и партии, госпожа Пеунова, сейчас находится под следствием по подозрению в мошенничестве. В лице ее «академии» мы видим культ, который уже официально и целенаправленно шел в политику на систематической основе.

Слепое пятно

Проблема сектантства характерна не только для России или Украины, но и для Новороссии. На днях на нее обратил внимание глава ЛНР Игорь Плотницкий. В частности, он заявил: «Если появляются секты, в прямом понимании слова «секта», [закон] подводить под это не надо, здесь достаточно много грамотных людей, чтобы отделить плевела от зерен. Если секты появляются, то их [следует] брать на особый контроль».

Казалось бы, в ЛНР и ДНР только недавно было военное положение, по блогам и СМИ циркулировали слухи про «массовые депортации» всех инакомыслящих, в том числе и деятелей от религий. И более того, некоторых особо патриотичных по отношению к Украине служителей самых разных конфессий действительно просили как-то определиться либо с политической позицией, либо с географическим положением. Но даже в таких «не тепличных» условиях имеется опасность неконтролируемой сектантской проповеди. А если учесть, что некоторые культы охотно идут на сотрудничество с разведывательными структурами США и дружественных Штатам государств, то выводы напрашиваются печальные.

Впрочем, России впору о себе позаботиться. Вспомнить хотя бы запрет на въезд на территорию РФ по отношению к Сандею Аделанже, лидеру неохаризматичекого культа «Посольство Божье». Этот деятель активно участвовал как в событиях «Оранжевой революции» в Киеве в 2004 году, так и в Евромайдане. Аделанжа вот уже десяток лет не может въехать в Россию, однако общины самого «Посольства Божьего» на территории РФ в той или иной мере существуют и даже процветают — в том числе, потому что термина «секта» в российском юридическом лексиконе нет.

Как видим, у государства здесь до сих пор имеется «слепое пятно». И если термин «секта» с адекватным определением все же будет закреплен в законодательном виде, это станет настоящим прорывом в охране прав и безопасности людей. Очень многие наши сограждане ждут этого с самого начала 90-х годов, когда тоталитарные культы массово и беспрепятственно проникали на территорию нашей страны, и остаются здесь по сей день.

Александр Чаусов
http://riafan.ru/508968-malenkaya-revolyuciya-termin-sekta-stanet-v-rossii-oficialnym

Комментариев нет:

Отправить комментарий