четверг, 7 октября 2010 г.

Патриарх Алексий II об истинном и ложном патриотизме

О патриотизме
Фрагмент доклада на епархиальном собрании г.Москвы 2007 г.)

Патриарх Алексий IIНачало ХХI века ознаменовано всеобщим распространением коммуникативных технологий, способных практически мгновенно обеспечивать контакты людей, находящихся в самых разных точках нашей планеты. На наших глазах новой сферой жизни огромного количества людей, число которых возрастает с каждым днем, стал интернет. Так называемый процесс глобализации все быстрее охватывает мир. В нем есть свои положительные стороны: современные коммуникационные системы позволяют людям из разных государств, принадлежащим к различным национальным, образовательным, куl3;ьтурным, религиозным общностям, легче узнавать друг друга, быстрее и эффективнее общаться и таким образом преодолевать узость кругозора, самодовольство, национальную гордыню и т. п. Но есть и грозные признаки приближающихся последних времен, которые апостол Павел характеризует такими словами: «В последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тим. 3:1-5).



У людей, пресыщенных все возрастающим потоком информации, притупляются чувства, способность реагировать, воспринимать, переживать. У человека возникает желание закрыться от всех и всего, почувствовать себя личностью, а не частичкой унифицированной массы. Как всегда, диалектические противоположности сходятся: всеобщая глобализация стимулирует развитие крайнего индивидуализма и эгоизма. Можем ли мы не сказать решительное «нет» тенденции лишить людей своей точки зрения, веры, любви? Разве можно равнодушно относиться к стремлению смешать порок и добродетель, мужской пол и женский, семейную жизнь и блуд и т. д.?

Святая Церковь Христова остается единственной силой, не изменяющей замыслу Божию о человеке, сохраняющей знание о смысле и цели человеческой жизни. Именно она возгревает в наших сердцах любовь к Богу и друг к другу. Церковь дорожит народной самоидентификацией, традиционной национальной культурой, религиозной самобытностью. Это заставляет нас с особым вниманием относиться к теме патриотизма, любви к отечеству земному и Небесному.
Если человек за
73;ывает свою семью, своих родителей и родственников, мы называем его «иваном, не помнящим родства». Он теряет связь с традицией предков, жизнь его становится бесплодной. Духовные, культурные богатства накаплива 102;тся там, где жива традиция, где знают, любят, берегут свое прошлое, где молодая жизнь верна своим истокам. Патриотизм не следует путать с национализмом, шовинизмом, как это часто стараются представить современные СМИ. Патриотизм — это любовь к отечеству, но не ненависть к врагам. Всякая ксенофобия настоящему патриотизму совершенно чужда. Очевидно, что только патриоты могут впитать, хранить и передать следующим поколениям отечественную культуру, духовные представления о доблести и чести, любовь к своей родине, которая вдохновляет человека на ее защиту.

Каждый священнослужитель, особенно в наше время, должен быть убежденным патриотом, должен всем сердцем любить свое отечество, быть преданным своей родине. Мы должны с Божией помощью победить в войне, начатой против православной Руси, должны воспитать новое поколение православных россиян, любящих Россию, дорожащих ее наследием, по-хорошему гордящихся тем, что они ее дети. Православный священник, который постоянно общается со своей паствой, воспитывает молодое поколение своих прихожан, должен знать и любить отечественную историю, родную православную культуру. Священнику необходимо соответствующее образование — не просто диплом об окончании вуза, а именно живые знания. Он должен быть воспитан в российской духовной и культурной традиции, должен являть ее всей своей жизнью.

Долгий период гонений на веру в России многое поколебал, даже разрушил в преемственности поколений. Наша обязанность — восстановить это преемство. Как радостно видеть православного священника, живого носителя высокой православной культуры и церковной традиции! Он вызывает у прихожан интерес и уважение, желание общаться с ним, учиться у него, идти за ним. Такой образ — образ доброго пастыря нашей Церкви мы должны возродить, сохранить, сделать нормой нашей церковной жизни.

Сегодня нам стараются навязать нормы жизни, декларируемые зап
72;дным либерализмом, провозглашающие свободу прежде всего для греха, для всевозможных пороков. Если мы не будем защищать свою страну, свой народ, свое право жить в соответствии с нашей традицией, то завтрашнего дня у нас не будет.

Слава Богу, что сегодня в нашем обществе стало больше уделяться внимания воспитанию патриотизма. Понятно, что самый интенсивный и глубокий процесс воспитания происходит в детстве. Возможности детского сознания ограничены масштабом личности юного создания и его малым жизненным опытом. Сначала у ребенка воспитывается любовь к матери и отцу, далее к братьям и сестрам, потом к своей семье, роду и народу и, наконец, ко всему человечеству. В такой же последовательности ребенок учится любить свой дом, потом улицу, район, город, затем свою страну и в конце концов всю планету. С ростом умственного кругозора должна расти и жертвенная христианская любовь. В этом целенаправленном процессе воспитания важны все звенья, и нельзя пренебрегать ни одним.

Подростковый и юношеский периоды жизни человека в силу своей специфики наиболее удобное время для воспитания гражданственности и патриотизма. Восприятие гражданско-патриотических и духовно-нравственных ценностей родной культуры в детском и подростковом возрасте является наиболее естественным и эффективным способом гражданско-патриотического воспитания.

В основе патриотизма лежит акт духовного самоопределения. Патриотизм может жить лишь в той душе, для которой на земле есть нечто священное, которая на своем живом опыте узнала объективность и безусловное достоинство этого священного и увидела его в святынях своего народа. Система ценностей Святой Руси создавала все условия для высшего духовного самоопределения, а значит, и зрелого патриотизма русского народа.

Великий русский мыслитель И.А. Ильин, размышляя о национальном воспитании, писал: «Чем раньше и чем глубже воображение ребенка будет пленено живыми образами национальной святости и национальной доблести, тем лучше для него. Образы святости пробудят его совесть, а русскость святого вызовет в нем чувство соучастия в святых делах, чувство приобщенности, отождествления; она даст его сердцу радостную и гордую уверенность, что “наш народ оправдался перед лицом Божиим”, что алтари его святы и что он имеет право на почетное место в мировой истории... Образы героизма пробудят в нем самом волю к доблести, пробудят его великодушие, его правосознание, жажду подвига и служения, готовность терпеть и бороться, а русскость героя даст ему непоколебимую k4;еру в духовные силы своего народа. Все это вместе взятое есть настоящая школа русского национального характера».

Неотъемлемыми чертами подлинного патриотизма являются долг, верность, честь, жертвенность, самоотверженность, достоинство.

Для того чтобы патриотизм мог стать нормой жизни нашего общества, чтобы традиционные понятия чести возобладали в душе большинства граждан, необходимо строить воспитание детей и молодежи на лучших образцах и примерах, приобщая ребенка к опыту предшествующих поколений, напоминая при этом, что именно Россия в течение многих веков была главной хранительницей Православия, именно Россия дала миру великое множество святых, а в тяжкую годину гонений на веру — целый сонм новомучеников и исповедников. Именно Россия создала удивительно высокую духовную культуру, родила и воспитала величайших мыслителей, ученых, писателей, иконописцев и художников, музыкантов и архитекторов.

Гражданско-патриотическое воспитание детей и молодежи является залогом построения и развития жизнеспособного, демографически устойчивого и динамично развивающегося цивилизованного демократического государства, даже существующего в условиях глобализующегося мира, обеспечения исторической и культурной преемственности поколений, национальной безопасности страны, межнационального и межрелигиозного мира, профилактики экстремизма и молодежной преступности.

Патриотизм в России может и должен питаться традиционной церковностью, ибо Церковь — хранительница и народных святынь, и языка, и истории, созидательница души народной и духовной красоты нашего мира. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13), — учит Христос. Поэтому именно Церковь может говорить воинам о патриотизме, этом жертвенном служении отчизне, ибо путь воина — одно из славнейших с точки зрения христианского учения поприщ, которое дает возможность явить наивысшую любовь к ближнему. Жизнь воина, исполненная лишений и невз 075;од, имеет высшей целью жертву собой для защиты слабого, и потому его мировоззрению должны быть особенно близки христианские ценности.

Чтобы воспитать наших детей патриотами, нужно в дополнение к семейному воспитанию использовать различные формы общественного воспитания: паломничество, экскурсии кра
77;ведческого характера, разнообразные кружки, спорт. В общении друг с другом юные учатся у взрослых христианским взаимоотношениям — той любви, без которой невозможно угодить Богу. Поэтому воспитание патриотов это есть и воспитание христиан.

Задача Церкви и всех ее священнослужителей заключается в том, чтобы помочь нашему народу вернуться к традиционному православному образу жизни. Мы должны помочь нашим соотечественникам возродить семейную жизнь, с радостью растить и воспитывать детей, а не уклоняться от их воспитания, должны решительно противостоять всем соблазнам, развращающим наше молодое поколение, звать людей к целомудрию, трудолюбию, трезвости, честности. Любовь к православной вере, своей культуре и традиции, своей вековой нравственности, основанной на заповедях Божиих, к своему народу, который наша Церковь призвана спасать от гибели, — вот на чем должен быть основан наш патриотизм.

О лжепатриотизме

Однако боль за свою родину, за народ, стремление к покаянию и исправлению может вызывать к жизни уродливые духовно опасные формы патриотизма. Примером неверно понятого покаяния является проведение так называемого чина всенародного покаяния около памятника святому страстотерпцу царю Николаю в селе Тайнинском, на территории города Мытищи Московской области. Сам этот чин, по словам его организаторов, является ответом на Наши послания к 75-летию и 80-летию убиения святых царственных страстотерпцев Императора Николая и его Семьи. В этих посланиях действительно содержится призыв к покаянию русского народа в грехе вероотступничества и цареубийства, которое стало возможным благодаря прямому участию, одобрению или безгласному попустительству многих наших соотечественников. От лица всей Церкви и всех верных ее чад мы принесли тогда пред Богом и людьми покаяние за этот грех. На Архиерейском Соборе 2000 года состоялась канонизация Императора Николая и всех членов Императорской Семьи как царственных страстотерпцев.

Организацию «чина всенародного покаяния» нельзя считать адекватным ответом на те призывы к покаянию, которые содержатся в Наших посланиях, и тем более подлинно церковным движением православного народа, поскольку он носит l4;итинговый, а не церковно-покаянный характер. Кроме того, он антиканоничен.

Ни в Задонске, ни в Боголюбове, ни в Мытищах, где предпринимались попытки организовать это движение, организаторы не получали благословения правящих архиереев. Так что духовенство, принимавшее участие в этом чине, действовало антиканонично, без благословения или вопреки прямому запрету своих архипастырей.

Кроме того, сам текст «чина» содержит положения, неприемлемые и прямо противоречащие решениям Священного Синода и Соборов Русской Православной Церкви. Верующих призывают каяться в том, что они приняли ИНН, российские паспорта, медицинские полисы, страховые пенсионные карты, то есть безответственно толкают чад Церкви к сектантству и асоциальному существованию. При этом никто из организаторов «чина» не несет никакой ответственности за те бессмысленные страдания, в которые они часто ввергают пожилых и одиноких людей, оставшихся без пенсии, без медицинской помощи, без другой поддержки государства. И это несмотря на то, что Священноначалие Русской Церкви прямо разъяснило, что принятие ИНН и других документов со штрих-кодом ни в коей мере не является принятием антихристовой печати, а потому сам факт пользования перечисленными документами со штрих-кодом или отказа от них не играет никакой роли в деле спасения. Конечно же мы не можем согласиться с текстом «мытищинского чина», резко осуждающим тех священнослужителей, которые разделяют точку зрения своего Патриарха и Священного Синода в оценке этих явлений и соответственно направляют свою паству.

Особое место в этом перечне занимает требование каяться за недостаточное и половинчатое прославление «царственных великомучеников... в лике одних лишь страстотерпцев, что обезличивает и умаляет достоинство их великого жертвенного подвига». Этот пункт не только входит в открытое противоречие с; постановлением Архиерейского Собора, прославившего новомучеников Российских, но и в скрытой форме возрождает еретическое учение об «искупительном подвиге царя». Трезвый разум и здоровое духовное чувство не могут откликнуться на призывы каяться «за непротивление и поддержку привилегированными слоями населения l8;еформ Петра I», восхваляя при этом правление «благочестивого царя Иоанна Грозного», за участие в восстании декабристов в 1825 году, в убийствах православных царей, за нарушение клятвы о соборном единстве русского народа 1654 года, за церковный раскол XVII века и т. п. Все это есть в этом «чине».

Всем нам нужно совершенно четко представлять, что Искупительный Подвиг один и совершен он Господом и Спасителем нашим Иисусом Христом. Сравнивать мученичество и расстрел Российского императора с Искупительным Подвигом Спасителя невозможно.

О редком самомнении составителей так называемого чина покаяния говорят их обвинения в адрес священнослужителей, а по сути и в адрес Священноначалия, за неучастие в чине покаяния или «искажении Тайнинского чина всенародного покаяния». Такие священнослужители названы лжепастырями и противниками спасения русского народа. Каким лукавством, почти насмешкой после этого звучат слова о преданности Патриарху, сказанные только для того, чтобы уловить простодушных. Я хочу со всей ответственностью заявить, что считаю недопустимым, душепагубным, ведущим к разделению в Церкви и обществе участие священнослужителей и православных мирян в «чинах покаяния», подобных Тайнинскому.

Составители этого псевдоцерковного «чина» утверждают, что взяли за образец покаянный чин 1607 года, написанный святыми Патриархами Иовом и Гермогеном. Но по содержанию и обстоятельствам составления разница между этими двумя текстами очень велика. События избрания Бориса Годунова на царство, присяга ему и его сыну, а затем измена и воцарение Лжедмитрия являлись событиям, в которых многие из современников участвовали, и поэтому покаяние 1607 года было покаянием в личных грехах.

Печально, что покаянный порыв людей может быть направлен по ложному пути. Именно поэтому, когда мы зовем людей к покаянию, важно говорить о реальных грехах, за которые мы действительно несем ответственность перед Богом и в которых должны каяться. Освобождение от таких грехов ведет к изменению жизни, оздоровлению души и тела. А неудобовразумительная мешанина из реальных тяжелых грехов, которые разрушают нашу жизнь, и идеологических заблуждений авторов «Тайнинского чина» только создает для людей препятствия в деле духовного возрождения нашего l6;течества.
К сожалению, мы все чаще слышим о людях, зачастую и о малограмотных священнослужителях, которые запугивают паству и из необразованных в религиозном смысле прихожан создают общества, подобные сектантским, которые компрометируют Церковь. Не понимая благодатной силы Церковных Таинств, они постоянно хотят дополнить церковные богослужения чем-то своим. Если этим пастырям недостаточно Таинств Церкви, того покаяния, которое совершается в храмах, то, видимо, надо лишать их права быть священниками. Несведущие в учении Церкви и не знающие ни догматов, ни канонов церковных, они распространяют нелепые и ложные предсказания, тем самым сея панику среди верующего народа и среди тех, кто только пришел к вере после долгих десятилетий атеизма. Такие «ревнители», например, рекомендуют людям избавляться от светских вещей, литературы, не лечиться у врачей, а полагаться «только на волю Божию», распространяют страхи в отношении ИНН, российских паспортов, призывают срочно менять место жительства и уезжать подальше от городов или поселяться в пещерах и катакомбах в связи с приближающимся концом света. Видимо, они полагают, что в другом месте конца света не будет. Недавний случай в Пензенской области является ярким тому примером.

Причем выступают псевдоревнители именно против российских паспортов. Наверное, им дороже советские паспорта, с красной звездой и серпом и молотом, а двуглавый орел и изображение Георгия Победоносца — не по душе. Что же касается конца света, все мы должны твердо помнить слова Христа Спасителя: «О дни же том или о часе никтоже весть» (Мк. 13:32). Поэтому любые страхи по поводу конца света и призывы уходить в пещеры, подальше от городов не имеют под собой никакого основания. Людей просто пытаются запуг
72;ть и вытолкнуть из реальной жизни.

Кроме того, Мы имеем информацию из Челябинской епархии об участившихся случаях паломничества духовенства и мирян в город Чебаркуль для поклонения так называемому отроку Вячеславу Чебаркульскому. Религиозное почитание скончавшегося 15 лет назад чебаркульского школьника Вячеслава Крашенинникова (1982-1993), объявленного некоторыми средствами массовой информации «пророком», «святым» и «блаженным», началось вскоре после издания его матерью ряда книг с воспоминаниями о сыне, в том числе книги «Чудеса и предсказания отрока Славика». После этого начали совершаться паломничества к могиле мальчика, причем земля с его могилы используется в магических целях — в отвергаемых Православной Церковью ритуалах. Кроме того, написаны акафист ему и его икона. Тем самым создаются предпосылки формирования в Челябинской области нового культа, причем кощунственно используется православная обрядность, эксплуатируется естественное человеческое стремление к надмирному, горнему.

Нам понятна и близка скорбь матери, потерявшей совсем юного сына. Но понимая и разделяя эту скорбь, мы с горечью констатируем, что последующие ее действия, направленные на возбуждение в обществе интереса к покойному ребенку и создание культа его почитания как святого, не соответствуют церковному вероучению и церковной практике канонизации и почитания святых. Не в религиозном поклонении нуждается покойный мальчик, легкомысленно объявленный Божиим угодником, а в усердной молитве, прежде всего в молитве о нем матери. Создаваемый же культ поклонения «отроку Вячеславу» является самоизмышлением, содержит в себе элементы заурядного суеверия, кощунственного посягательства на учение Церкви и насаждается организованной группой антицерковно настроенных людей.

Тщеславное желание быть не такими, как прочие люди, не подчиняться Священноначалию, а иногда и денежный расчет вызывают к жизни псевдопастырскую деятельность разных лжестарцев и младостарцев, которые под видом духовного ведения и благодатной прозорливости отравляют души людей религиозным экстремизмом и фанатизмом, всевозможными запретами, не имеющими
88;азумных оснований в церковной традиции. В этих случаях православное благодатное духовничество подменяется психологическим давлением на пасомых. Духовное руководство — это не манипулирование сознанием людей, а власть, данная священнику Святым Духом, власть любви, а не духовного насилия.

Если пастырь всегда будет стремиться помочь страждущему, забывая себя и свои земные выгоды и интересы, то Господь будет видимо содействовать ему, являя через него Свою милость.

Комментариев нет:

Отправить комментарий